22:22 

Сказка о главном

skazo4nik
Название: Сказка о главном
Бета: Дашутка)
Статус: закончен!

Сказка о главном.

Избушка Бабы-Яги.
Кощей стоял с чахлым букетиком цветов и неуверенно заглядывал в избу.
- Яга? - Осторожно.
Храп с верхней полки заставил вздрогнуть и сделать шаг назад. Под ногой жутко взвыла половица.
- Яга! - Громче и пытаясь выпятить щуплую грудь.
Храп оборвался, наступила звенящая тишина. Кощей неуверенно выдохнул, сжал букет крепче и отчаянно вошел внутрь, крепко сжав зубы.
С деревянной полки, прибитой к стене, свесилось морщинистое лицо. На Кощея хмуро взглянули, убирая прядь взлохмаченных волос.
- Кощей? - Хрипло.
- Привет. - Неуверенно поправляя волосы на лысине. - На. Это... тебе.
На букет взглянули так, словно это был таракан или что похуже. И без того поникшие лютики окончательно увяли.
- Это чего?
- Букет.
- Кому? - Подозрительно.
- Тебе. - Хмуро.
- Хм.… Каждый думал о чем-то своем. Кошей угрюмо смотрел на копошащуюся в углу мышь, пытающуюся протащить в норку пол куска сыра.
- Так, погоди, сейчас чай поставлю. Отвернись!
Кощей вздрогнул, но послушался. На полке зашебуршались. Бабка садилась, натягивала платок, прятала под него волосы и терла пальцами глаза. Подумав, достала из-под подушки старое зеркальце и неуверенно в него заглянула. Бородавка на носу печально синела, занимая центральное место, глаза… бледные, ресниц нет. Правая бровь, столь тщательно вырисованная вчера - стерлась и превратилась в отпечаток кулака, на котором спала.
Яга, смачно плюнув на пальцы, принялась стирать жуть, ругаясь сквозь зубы и косясь на Кощея.
- Ну, ты скоро там? - Не выдержал тот.
- Погоди. Зашел к девушке без приглашения…
Кощея пробил нервный кашель. Ягу спросили: « Где тут девушка?» В затылок метко запулили подушку, в качестве которой служило полено. Кощей рухнул и застыл в позе рака, продолжая сжимать в руке букетик из лютиков.
Яга громко протяжно вздохнула и спрыгнула вниз.

Глава 1

- Ну, так… чего пришел? - Сидя у самовара и протягивая пятак.
Кощей, подумав, приложил его к синяку и мрачно подтянул к себе блюдце.
- Свататься. - Хмуро.
Яга замерла. Рот остался открытым, а рука с ложечкой - зависла в воздухе.
- Ко мне что ль? - Тихо.
- Ну… а к кому? - Мрачно оглядевшись и фыркнув.
- Гм… ну. Эмм. Нда-а.
- Давно влюблен? - Деловито. На третьей плюшке.
Кощей натужно закашлялся. Плюшку отложили, потребовали чая. Яга мрачно налила кипятка.
- Кх-кх. Спасибо.
- На здоровье.
- Ты это…
- Что б ты подавился.
Возмущенное сопение.
- Ну, ты сама посуди! Ты ж не красавица и не… девушка.
- Проверял?! – язвительно сказала Яга, вставая и смахивая крошки со стола. После чего подошла к печке, наклонившись, и зашебаршив углями. Поднялся столб черной пыли, Яга чихнула.
Замерший Кощей с ужасом разглядывал щуплую спину старушки.
- А… Эмм…
- Во-от! Кх-кх. Чтоб вас, черти унесли.
- Так ты?
- Да не девушка, не девушка! Заешь, сколько тут королевичей было? Табунами таскались, все в баню намыливались и меня тянули… вот и…
- Нда.
Яга обернулась, вытирая сажу с лица и плюнула на пол.
- Так чего пришел-то? Раз и не красавица, и не умница, и вообще тебе не пара.
- Да ты понимаешь….
Из угла достали швабру. Злая бабка явно желала кипучей деятельности. Дом начали подметать, чуть ли не впервые за последние сто лет. Избушка затряслась, скрипя бревнами и подергиваясь. Она с детства боялась щекотки.
- Вот… сколько я живу? Уже тыщу лет почитай как. И все жены перемерли, и богатства несметные накопил, - щетка замерла, избушка тоже. Кощею показалось, что ухо Яги как-то вытянулось и слегка повернулось. - Ну, так вот… богатства эти... А все один, да один! А с тобой почти с детства знакомы, да и столько всего пройдено уж… Я и подумал. Тебе ж тоже одиноко, наверное. Королевичи куда-то сгинули, прынцы теперь королевен не ищут: те сами из болота лезут, лишь бы осчастливить очередного красавца….
Бабка вздохнула и оперлась на черенок метлы.
- Это, конечно, да-а. Не те бабы пошли, не те.
- А я о чем! Не успеешь украсть, как она уже знает: кто я есть и какой у мене капитал. Последняя, красавица, прямо сразу с себя кокошник и сняла. Люби, говорит, меня! Но прежде - свадьба и пир горой, а, то она скромная, а я ведь и помереть в любой момент могу.
Яга хихикнула и снова начала мести пол.
- Сказала: о детях думает. О будущем. Какие дети? У меня из всех детей - только крокодил и есть. Горыныч, который.
- Ей сказал? - Заглядывая под лавку и толкая щеткой толстую нервную мышь.
- Сказал. А она говорит – ничего, рожу нормального только после того, как дворец построишь. Золотой. С брильянтами. И этим… как его…
- Крыльями? – С плохо скрываемым смешком. Из-под лавки.
- Да какими крыльями! - Отмахнувшись и в сердцах смахнув кружку на пол.
Яга обернулась и очень мрачно посмотрела на осколки кружки. Кощей взгляд не заметил.
- С крышей в облаках! Чтобы высок был как гора, и надежен как она же.
Несчастному Кощею дали по шее метлой и продолжили уборку. Кружечку Кощей пообещал принести новую.

- Нда… я тебя понимаю. - Закончив уборку и садясь напротив. Самовар снова закипал волшебным образом, на окне появилась фигура кота-Васьки, осторожно заглядывающего внутрь. (Мало ли: хозяйка снова не в духе.)
- Да куда тебе. Твои молодцы, небось, на свадьбу с дворцами не нарывались.
- Хех. Не нарывались! А остаться - очень даже норовили.
Недоверие в водянистых глазах Кощея было очевидно.
- А что? Банька есть, хозяйкой я была знатной, это вот щас обленилась. Накормлю, напою, дом уберу, весь день вкалываю, летая на помеле и добывая провизию… а они спят да жрут. А ночью еще и лезут обниматься.
Кощей выгнул дугой бровь. Яга приосанилась и кокетливо заулыбалась. Кощею резко подурнело.
- А один даже сказал, что ему эта Премудрая и нафиг не сдалась. Дескать: «Ты лучше. А ежели глаза закрыть, так и вовсе целоваться - миловаться можно». Все к магу какому-то меня звал физиономию подделать, да грудь увеличить.
Гость пристально посмотрел на впалую грудную клетку и отвисшую грудь.
- Не дошла? - Тихо.
Яга засопела, но все же махнула рукой и остыла.
- Да ну их, магов этих. Наколдуют чего не нить, и то ты девка - краса, с грудью до пупа. А то лягуха болотная или лебедь, если повезет, конечно. - Да ну их, магов этих. Наколдуют чего не хошь, и то ты девка - краса, с грудью до пупа. А то лягуха или лебедь, какой. Оно может кому и приятно, но я квакать по ночам не хочу.
- А-а…
Самовар снова забулькал, наполняя кружки чаем.



- Вот лежу я рядом с тобой и думаю…
- Ты храпишь?
- А?
- Ты храпишь? Мне храпун не нужен. Как-то Добрыня заходил, так меня храпом с кровати сносило! На лавке спала.
- Да нет, вроде не храплю…
- А, ну тогда ладно.
- Гм. Так о чем я…
- А я храплю.
- Яга!
- Что? - Недовольно.
- Я пытаюсь говорить с тобой по душам, так сказать. Мы теперь все-таки не абы кто, а будущие муж и жена. Наверное.
- Что значит, наверное?
Кощея пнули коленом в ногу. Несчастный жених стиснул зубы, сверкнув глазами и разглядывая подвешенного под потолком паука. Тот сиротливо покачивался, и сам не понимая, как его так угораздило.
- А то и значит. Больно же! Кхм. А то и значит, что я еще думаю. Характер у тебя больно суровый.
- А с тобой по-другому нельзя.
- Василиса так же говорила.
- Да? И где она теперь?
- В тридевятом. Строит дворец и носит дитё от Ивана Дурака.
- А ты тогда кто? - После паузы.
Суровый взгляд и напряженное сопение.
- Ну, вот ты опять!
- Молчу, молчу. Так что там о высоком? - Зевая и кутаясь в шкуру.
Кощей поморщился и промолчал. Разговаривать расхотелось.

Три утра.
За грязным покосившимся окном горели звезды. Кот громко урчал, поедая сметану за занавеской. Тепло остывающей печки приятно грело ревматизм. Кощей лежал на краю и задумчиво смотрел наружу, принюхиваясь к свежим запахам леса, с ветром проникающим внутрь. Ухо замерзло, нос немного сопливил, но все это ерунда. Ему впервые за последние сто лет было уютно и хорошо. И именно потому, что рядом храпела Яга, посвистывая на выдохе и изредка пихаясь локтем. Одиночество отступало, вынимая коготки из сердца. Холодное и липкое оно покидало душу Кощея. А ведь когда-то.… Когда-то он верил, что сможет справиться с ним без проблем. И без труда.
Ногу цапнули, поймав за пошевелившийся палец. Кощей зашипел и дернул пяткой. Кот мяукнул, Яга заворочалась и что-то пробормотала и затихла.
Ладно. Спать пора. Завтра будет нелегкий день. Свадьба… все дела. Несмеяну еще выставить из дворца как-то надо. Достала своей кислой миной и вечными депрессиями. То не так, это не эдак. Вот Ягунья - другое дело. Все так и все эдак, а кому что не по нраву: помелом по хребту и все дела.
Улыбнувшись, Кощей подтянул старое лоскутное одеяло до подбородка и устало закрыл глаза. А вскоре и сам захрапел не хуже невесты.

Глава 2

- Эх! Ну?! Как я тебе?
Дворец Кощея. Везде мрамор, серебро и золото. Вдоль стен горят сотни свечей, плавящиеся в огромных подсвечниках, представляющих странные композиции из костей и черепов. Яга, прохаживаясь перед кожаным диваном, осматривает свое отражение в зеркале. Белое платье, фата и куча рюшек заставили бы более нервного жениха тут же вылететь из зала и рвануть на кухню за алкоголем аль еще далече. Но Кощей и не такое видел, а бородавки, седые пряди редких волос, местами черные зубы и маленькие блеклые глазки - рассматривал с философским оттенком: словно редкую картину, написанную известным художником. Вроде и дорогая, а вроде и непонятно о чем.
- Неплохо, неплохо. Ты скоро? Священник уже час как внизу воет. Просит выпустить, пока он тут все не проклял.
- Подождет твой священник.
Яга приблизилась к зеркалу и придирчиво убрала пару волос влево от пробора. Потом плюнула на палец и начала что-то тереть на щеке.
Кощей вздохнул, съехал вниз по спинке дивана и вытянул ноги. Мысли в голове бродили разные. Выделялись две: «Эх, подремать бы», и: «есть хочу». Радостного ажиотажа и адреналина в крови не было. Про Ягу он уже давно все решил, и, предстояла всего лишь формальность, чтобы перетащить «девушку» в свой дом.
- А подвязки бросать буду?
- Священник не переживет.
- Чего это?
- Ну, ты задерешь юбку, он туда посмотрит… я его убью.
- А-а… - Кивнула Яга. - Ревнивый.
- Очень. - Накрываясь газетой и закрывая глаза.
- И все же. Ну, зря я пластику себе не сделала. Магическую-то эту. Щас бы щеголяла бюстом пятого размера. – Мечтательно закатывая глазки.
- Не надо.
- Или вот ноги бы удлинила,… выпрямила в коленях и ногти бы уменьшила. А что?! Это мысль.
- Ногти можно и подстричь.
- Это у тебя подстричь! А мои когти никакое сверло не берет! Намучилась я с ними…
Вздох, переходящий в зевок.
Яга обернулась, оценила картину развалившегося Кощея, с накрытым газеткой лицом, и насупилась.
- Так! Все! Я готова. Вставай, старый хрыч!
Хрыч не пошевелился, успев заснуть.
Обиженная в лучших чувствах невеста взяла первую попавшуюся табуретку и подошла к нему.
- Ну, зараза старая…

Священник дергался и метался по залу, слыша жуткие вопли и стоны сверху. Выпускать его двери не желали, кусаясь то ли колючками, то ли еще чем. Неподалеку стояло еще трое слуг, один другого краше. Тот, что с болтами, вкрученными в голову, ему сразу не понравился. Он-то и нес несчастного всю дорогу до дворца, заявившись в небольшую церквушку на рассвете и не устрашившись, рёва петуха (которому отдавили лапу), ведра святой воды (опрокинутого сверху) и даже огромного серебряного креста, которым святой отец отважно запулил монстру в лоб.
Подхватил, дал подзатыльник, перекинул через плечо и унес от родных и близких, сиротливо следящих за ним из-под лавок.
- Это безобразие! Я всех прокляну! Выпустите меня!
Двери сверху открылись, и вывалился Кощей. Прогромыхав костями по лестнице, он упал на пол, дернулся и кое-как сел. А выше, на первой ступени, застыла величественная невеста. Вся в белом, с закрытым фатой лицом и ножкой от табурета в руке.
- Гад! - Сообщила невеста и поковыляла вниз.
- Беги, дева, беги! Пока не очухался! - Опомнился священник, подскочив к бессмертному жениху и хорошенько того пнув.
Кое-как вставшего на четвереньки Кощея снесло вбок. Хотя бы ввиду того, что падре был тучным и крупным, а Кощей - хрупким и тощим. Яга выругалась и поковыляла сильнее, ибо падре, засучив рукава, радостно пошел добивать врага народа.
Слуги безмолвствовали, получив утром четкие инструкции: ни во что не вмешиваться.
- Да пусти ты его!
Но Ягу не слышали, войдя в раж и на пробу раскрутив над головой крест на цепочке. Тяжелый, серебряный и очень старинный. Священник понял, что настал его звездный миг борьбы со злом.
Кощей… молчал, принимая удары и ожидая, когда вспышка гнева кончится. Если повезет: потом их еще и поженят. А нет - придется искать нового падре, переживая возмущение Яги.

Час спустя.
- И впрямь бессмертный. - Садясь и тяжело дыша, сказал изрядно уставший священник.
- Кощей вправил челюсть, плечо и зуб. Кивнул и, кряхтя, встал, опираясь рукой о стенку. Все болело, но заживало прямо на глазах.
Яга стояла у окна и смотрела на ров с крокодилами. Драка перестала ее интересовать еще полчаса назад.
- Ну, так как…. Поженишь?
- Нет! - Твердо и безапелляционно.
- Почему? Что я тебе-то сделал?
Всепрощающие глаза святого отца проникновенно заглянули в душу.
- Ты хоть понимаешь, на что деву облекаешь?
Яга замерла, забыв поправить снова сползшую фату.
- Деву? - Кощей оценивающе посмотрел на хрупкую скрюченную фигурку у окна.
Священник был подслеповат.
- Деву! Ей сколько? Семнадцать? Во-от!
Яга обернулась и затеребила веер, не зная, что и сказать.
- И ведь всю жизнь терпеть тебя такого будет! Всю жизнь!
Яга задумчиво кивнула. Кощей понял, что закипает, но слова ему никто не давал.
- Ты же ирод бессердешный! Ты на себя в зеркало давно смотрел? Тебя каждые тридцать лет венчают. И дед мой венчал и прадед… Его, кстати, так же через плечо закинули и сюда притащили.
- А он еще и пол дворца потом спалил! - Таки вклинился жених.
- Не важно! - Веско. Сощурив глаза и сжав кулаки. - А токмо все молодые и цветущие - уже через месяц на исповеди такое говорили!
Кошей покраснел. Яга осторожно подошла ближе, с интересом прислушиваясь.
- И посуду не моешь, и на весь день одну бросаешь, и Горыныча-то больше их любишь! А охота? Да что ж это за развлечение-то такое?!
- Нормальное развлечение. - Кощей вздохнул и поерзал. При Яге говорить о многом не хотелось.
- Да? Охотиться на собственную жену с осиновым колом наперевес? И только из-за того, что она лишний раз купила побрякушку?!
- Дворец! - Влез Кош.
- Не важно!
- Важно! Я тогда чуть не разорился! Захожу - а в сокровищнице только три медяка в центре лежат. Горкой!!!
Священник запнулся и закашлялся. Кощей снова трагически переживал тот момент, меняясь в лице и с ужасом глядя прямо перед собой.
- Ну,… это она загнула.
- Сам-то что с женой намедни сделал, когда она корову подарила какому-то оборванцу?
Священник замолк. Оба притихли.
- Ты, что ль, тем оборванцем был то? - Мрачно.
- Ну, допустим. - Хмуро.
Яга, топая ножкой, поняла, что это надолго и пора все брать дело в свои руки.
- Мальчики, я сегодня вообще замуж выйду?
Сжав ножку от табуретки и сдернув с головы фату.
Обернувшийся священник застыл с перекошенным лицом и открытым ртом.
Откачивали долго и в основном водкой.
После - их без пререканий поженили, а Кощею еще долго и пьяно сочувствовали, вызвав нервный тик у Яги и нервные смешки жениха.

Эпилог.

- Кс-кс.
- Мя-ауу…
- Кс-кс-кс… иди сюда, чудовище.
- Шшш… Мяу!
- Кс-кс-кс… Курочка. Хочешь курочку? Ну, вылазь из-под кровати, скотиночка. И я тебя тем сапогом, в который ты мне нагадил… убью, гада.
- Кощей!
Дернувшись, врезался затылком в кровать и, глухо взвыв, Кощей вылез.
На застывшую в парадном платье с пиджаком Ягу посмотрели с огромным неодобрением и злостью.
- Чего тебе?
- Не «чего», а долго я тебя еще ждать буду? Василиск с женой встречу на три назначили, а уже половина первого. А еже ли не долетим в срок?
- Долетим. - Отмахнулся муж и снова полез под кровать.
Послышалось шипение, ругань и вой вытаскиваемого за хвост кота.
- Ты что с Васькой делаешь? - Удивилась бабка, подходя ближе и наклоняясь.
Мелькнуло нечто черное и быстрое, на руках у нее оказался кот, вцепившийся в пиджак и сжимающий в зубах кусок рукава Кощея.
Во вторую руку бабке молча, сунули сапог, попахивающий… кошачьими пакостями, и, гордо задрав нос, удалились, хлопнув дверью.
Яга и кот пристально смотрели на сапог.
- Ну, ты и гад. - Вздохнула Яга, сжимая голенище сапога и глядя в зеленые угрюмые глаза любимого кота Васьки.
- Мяу! - Угрожающе сообщили ей.
Дальше было много воплей и криков. Ибо сапоги Кощею купили только вчера и на последние деньги.… Так как все капиталы - молодожены вложили в ценные предприятия и крупные сделки. Так что кот был не прав. И уже и сам это понимал.

А через четверть часа, выйдя на улицу и поспешив к Горынычу, Яга увидела восседающего на нем в тапочках Кощея и довольного Поповича, приехавшего погостить на пару деньков. Он, кстати, и дичь привез, да и охотился регулярно, не прося ничего взамен. Так что - пустили. И даже решили взять с собой к Василиску. Пущай малец образовывается и знакомится с Сильнейшими мира сего - авось и пообтешется.
- На вот. - В руки Кощею сунули сапоги, только что отмытые и отчищенные водой и магией. Хозяйкой Яга была классной.
Сапог обнюхали, недовольно вздохнули и одели. После чего протянули руку жене, помогая залезть следом.
- А может, я все-таки на помеле? Кто за вожжами-то?
- Я! - Радостно сообщил ёрзающий Попович.
- Гм… я на помеле полечу.
- Да перестань ты! Горыныч не подведет. А я тебя держать буду.
Яга с сомнением посмотрела на мужа, но умудрилась все-таки устроиться в его объятьях, так сказать, с комфортом.
- Смотри, не отпусти! - Предупредила бабка, подхватывая кинутый следом узелок с гостинцами. Слуга, кинувший еду, довольно помахал, радуясь, что не промахнулся.
- Да кто я тебе? Небось, не бог весть кто! А сам Кощей Бессмертный!
- Алеш, заводи! - Перебила Яга возмущенного мужа и на всякий случай зажмурилась.
Попович крикнул: «Ага!», - взмахнул вожжами и пнул пятками в бока Горыныча.
Огромные крылья распахнулись, крокодил поднялся на ноги и медленно побежал вперед, все быстрее и быстрее набирая скорость. Ветер ударил в лицо. Яга зажмурилась сильнее, но Кощей только крепче сжал ее в объятьях, цепко держась коленями за чешую.
- Взлетели! - Крикнул Попович, перекрикивая ветер.
Холод ударил под дых, словно ведро ледяной воды. Вокруг засвистело, зашипело, и они поднялись в небо, быстро набирая скорость, и вскоре превратившись в маленькую, едва различимую точку на горизонте.

А сидевший на подоконнике кухни Васька - фыркнул, лизнул черную лапу, нервно взмахнул пушистым хвостом, и пошел грабить подпол.
У него со вчерашнего дня еще пол крынки сметаны недоедено. А Яга… нескоро еще вернется. И черный хвост довольного кота скрылся за дверью, ведущей в подпол.

URL
Комментарии
2010-10-18 в 21:29 

Невеста Мрака
молча показываю большой палец

2010-10-24 в 22:51 

skazo4nik
:gigi:

URL
2010-11-03 в 22:47 

Невеста Мрака
реально, классно! в юмористическом стиле мало кому удается писать! у мя тока серьезное получается) а у вас это мало того что получается, так ещё и замечательно! поздравляю)))

2011-12-02 в 22:38 

Tsarap
Я психов немало повидала, но это место — заповедник
Здорово получилось.Классное сватовство)))Продолжайте радовать

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

skazo4nica

главная